Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Dying swan. Ульяна Лопаткина

Лучшая лебедь.
Некоторые исполняют этот номер со страстностью, которой нет в музыке, некоторые - с такими мягкими и суетливыми руками, что они скорее похожи на рябь воды, нежели на широкие взмахи лебединых крыльев, некоторые потаются "украсить" лаконичность хореографического языка, который просто необходим этой музыке и этому образу, вычурными балетными па.
В Лебеди Лопаткиной есть то самое главное, чего так не хватает другим исполнительницам - достоинство.
Она не демонстрирует свои физические возможности - её арабеск в классе (и других ролях, где это уместно) гораздо выше, её спина-плечи-руки намного более гибкие, и бурре (маленькие шаги на пальцах) она может исполнять стремительнее, чем то, что она показывает в этом танце. Но в этом и проявляется её художественный вкус и настоящее искусство - тело балерины Ульяны Лопаткиной служит языком выразительности исполняемого образа, а не выпячиванию себя и своих данных. В её исполнении я вижу умирающую птицу, а не балерину с претензией: чувство технической меры, обусловленное образом, музыкальность, выражаемая во внимательном прочтении музыки и интонаций, как со стороны музыканта, так и со строны танцовщицы, скромный и уместный костюм, сочетающий в себе традиции русского классицизма и современные технологии - всё вместе это - балетное искусство. То самое, которые мы, как многие считают, растеряли.
А ещё, в её Лебеди нет страдания по смерти, так свойственной человеческому восприятию, но есть естественное природное умирание. Столь же прекрасное, сколь и рождение.

"Русская" в Австралии

Успех порождает уверенность в себе и побуждает к новым подвигам...

Пока в лаборатории предрождественское затишье, я, вдохновившись недавним выступлением с моими ученицами, задумала страшное... Хочу к следующему концерту подготовить и станцевать с моими девочками "Русскую" из Лебединого. Я давно мечтала поставить свой вариант "Русской", рассчитанный на соло и кордебалет, но как-то не складывалось. Соло хочу станцевать сама (я знаю, что это нескромно, но очень хочется), а девочкам поставить хореографию, которая не будет просто "эхом" моего соло, но будет активно переплетаться с сольной партией, станет равноправной её партнёршей.
Хочу также разучить скрипичное соло на скрипке - чтобы знать и чувствовать каждую ноту - источник балетной музыкальности. Партия технически невероятно сложная, но я не претендую на исполнительский уровень, мне просто разучить, чтобы знать. Выбор исполнителя музыки для хореографии ещё впереди. Если у вас есть на примете хорошие версии исполнения этого произведения, буду признательна за наводку.
Ссылку на ноты я положу сюда, может кому пригодится.

Смотрю, какие варианты хореографии есть в сети на тему "Русской". Немного. Нашла пока три варианта. Если вы знаете больше - дайте знать, пожалуйста. Перед тем, как взяться за сочинение чего-нибудь своего, я люблю изучить всё, что есть на эту тему, взять самые удачные, на мой взгляд, идеи и, вдохновившись ими, сочинить что-то новое, бережно сохраняя то лучшее, что уже было наработано до меня.

[Смотреть...]Три разных варианта хореографии:

Светлана Уварова и артисты балета Большого театра как пример соло и кордебалета. В данном варианте кордебалет играет "украшательную" роль, которой в своей версии мне хотелось бы избежать.


Очень люблю лаконичность и немногословность хореографии в исполнении Лопаткиной, но в её мраморной холодности мне не хватает жизни.


Очень нравится и мне очень близка манера исполнения Максимовой, но хореография мне кажется немножко тяжеловесной. Максимова, конечно, даже не самые удачные хореографические моменты танцует так, что заглядеться можно, но у меня таких блестящих исполнителей на горизонте нет.


К моему стыду, я не знаю авторов этой хореографии. Если вам их имена известны, просветите меня, пожалуйста.

Эшер. Выпуклости и вогнутости.

Рассматривать эту картину можно бесконечно. Игры света и тени создают такую сильную иллюзию восприятия, что оторваться невозможно. Практически каждая деталь - это иллюзия - её восприятие зависит от того, что вы хотите увидеть: выпуклость или вогнутость. Гениальная иллюстрация того, как иллюзорен мир в котором мы живём и как немного в нём от объективной реальности.

Escher. Convex and Concave, 1955. Lithograph
Escher.Convex and Concave 1955 Lithograph

Вилка дьявола

Вы, конечно, знаете про вилку дьявола. Мне кажется, в детстве её рисовали все:

devilfork
А это её изящная вариация художника Kaia Nao:

Ambiguity-Illusion-by-Kaia-Nao
Красиво, не правда ли?

Если знаете, как это безобразие объяснить - объясните, пожалуйста.

В ночь на 28 апреля на 71 году жизни умерла великая балерина - Екатерина Максимова

Екатерина Сергеевна сыграла колоссальную роль в моей жизни: именно под влиянием её творчества формировалось моё балетное мировоззрение. Её техника - эталон, актёрское дарование - непостижимо, отношение к профессии - служение искусству. Вся её творческая жизнь - это образец для подражания: невероятная трудоспособность, требовательность к партнёрам по сцене, но в три раза больше - к себе, филигранная проработка каждого шага, каждого взгляда, каждого звука. Ни одна её роль не была протанцована, но каждая - пережита.

         

          "Я всегда хотела танцевать - мне было 10 лет, когда я упросила маму отвести меня в хореографическое училище. Меня приняли, и с тех пор - танец главное в моей жизни."

Е. Максимова - ученица хореографического училища Большого Театра:


          "Театр - искусство живое, и оно характерно для определённого времени как мода, как косметика, как причёска. И современный балет, как современный театр, - это искусство сегодняшнего дня. Если бы сегодня на сцену вышла Анна Павлопа - гениальная Анна Павлова - или Нижинский - если бы они сегодня танцевали так, как в дни их триумфа, на них, возможно, смотрели бы с недоумением, это было бы смешно."
Нельзя из классики делать неприкосновенный музей - этот музей погибнет в тот же самый день."

          "Убеждена - искусство должно быть эмоционально. Балет - не спорт и не акробатика. Да, это входит в профессию танцора - грамотно делать движения, вытягивать стопу, не падать с пируэта - потому что, когда я вижу, с каким напряжением иной артист отрывается от земли, вымучивает каждое па - я мучаюсь вместе с ним. Но ТОЛЬКО правильно выполнять арабески и прыжки - и при этом не страдать и не радоваться вместе со своим героем - для меня неприемлимо. Я хочу, чтобы мои чувства передавались публике, чтобы она сопереживала вместе сос мной. Если этого нет - нет и контакта со зрителем. За техникой должно быть вдохновение - когда я , как профессионал, смотрю - и забываю, каким образом танцор встал в позицию, какой рукой он "взял" приуэт. Он должен сделать этот пируэт, чтобы взлететь! Вот когда я потеряю ощущение техники. Это редко бывает, но для меня это критерий искусства - слияние эмоциональности, артистизма  и чистой, отточенной техники, создающее чудо на сцене."

Одна из самых любимых ролей Е. Максимовой - её блистательная чеховская Анюта:
 

"Да, балет - моя жизнь, я не променяю его ни на какую другую профессию. Я жадный человек - как всем артистам, мне мало того, что я сделала... А если бы я сделала в два раза больше, хотелось бы больше - в четыре раза. Во мне живёт постоянная потребность искать новое. И я не считаю, что уже всё постигла в этом мире - ведь если думать, что всего достиг, то пора заканчивать с искусством. Только пока в тебе есть чувство, что не всё сказал, - ты будешь говорить."

Отрывки из книги "Екатерина Максимова. Владимир Васильев" Фетисовой Е.

Екатерина Максимова оставила нам такое творческое наследие, из которого ещё не одно поколение танцовщиков будет черпать вдохновение.
 


Низкий Вам поклон, дорогая Екатерина Сергеевана, за Вашу преданность и безграничную любовь к балетному искусству.
Покойтесь с миром.
 

Сказ о том, как вместе с волосами куафюры отрезали мне мозг

Пятница. С понедельника после отпуска на работу. Решила по этому поводу привести себя в порядок и пошла в парикмахерскую - красоту из зарослей вылавливать.
Я человек непривиредливый, резать вены из-за неудачной стрижки привычки не имею. Бывало, выходила из парикмахерской и с зелёными волосами после попытки вернуть выжженным перекисью водорода волосам натуральный цвет, и практически лысой, после попытки исправить и без того супер короткую мальчишескую стрижку. И ничего, по сей день жива-здорова.

Но то, во что превратили мои три волосины в шесть рядов на этот раз - превзошло все опасения!

Весь день, в попытке привыкнуть к шедевру куафюрного искусства, украдкой подглядывала за собой во все глянцевые поверхности, но каждый раз всё больше убеждалась, что неприятие себя как личности - пустяк по сравнению с отторжением своего отражения.

Вечер. Приглашена на вечеринку. Паника.

В отчаянии напялила парик, купленный когда-то по случаю смены образа для роли проститутки, гляжу на себя в зеркало и радуюсь: "А вот ведь какой красивой могла бы быть сейчас, если бы однажды не выдалась мне свободная минутка и не отрезала бы я свои длинные (от недостатка времени сходить в парикмахерскую) волосы".

Вот такой паричок...

спектакль "Лебединая песня", театр АРТ, ноябрь, 2007г.

Но пойти в таком парике на вечеринку к друзьям, которые меня знают, как облупленную?!
Только если набраться смелости и сломать принятые в нашей дружной компании стереотипы!

Решила провести небольшой эксперимент. Над собой. Проверить, так сказать, насколько я готова к смене образа.

Села в машину, и поехала в ближайший магазин. Притереться к себе и посмотреть на реакцию публики.

Уже на пол пути я плюнула на всё, сказав себе, что это полная чушь, развернулась, и поехала домой. Но подъехав к дому, назвала себя трусихой, оскорбилась, и поехала доказывать обратное.

Припарковываюсь. С опаской выхожу из машины и думаю: "Если хоть кто-нибудь будет пялиться, немедленно разворачиваюсь", и с гордо поднятым париком торжественно вхожу в магазин.

Изящно поправляя блядские пряди, томно хожу между рядов, что-то кладу в корзинку для покупок, расплачиваюсь в кассе, но... никому нет никакого дела до моего дурацкого парика!  Как будто весь мир махнул на меня рукой, говоря: "А какая нам разница в парике ты или без, в юбке ты или в брюках, с крылышками у тебя прокладки или без?"

И до меня, наконец, дошло:
          - А, действительно, какая разница?!

"Орфей и Эвридика" в Metropolitan Opera. А была ли опера?

Mark Morris и я - две вещи несовместные...
Не случилось взаимопонимания между нами ещё в годы моего студенчества. Весь факультет хореографии восхищался и восторгался новым словом в балете, а я как-то пожимала плечами, искренне не понимая, чему это все так радуются.
На "Орфея и Эвридику" Глюка в постановке М. Морриса пошла из чистого интереса - надо же, он ещё и оперу поставить может!
Но, как и следовало ожидать, ядовито-розовый шарфик, кокетливо повязанный вокруг заплывшей шеи,  постановочного таланта душке Моррису не прибавил.



          В предисловии Моррис угрожающе заявил, что ему нравится смешивать в причудливый коктейль всевозможные стили и жанры: это насторожило. Действительно, спектакль местами напоминал попытку оперы, местами это был домокультуровский балет в кроссовках, иногда мне казалось, что на сцене идёт стройка (громоздкие  декорации перемещались по сцене с лёгкостью экскаватора), и всё это эклектическое действо сопровождалось сурдопереводом!
          Что делать с хором господин Моррис, видимо, не знал, поэтому, вырядив хористов в то, что удалось отыскать в закромах театра, посадил их в огромные, на всю сцену, клетки, и попросил языком жестов объяснять суть происходящего. Теперь, поклонником этой постановки может быть и абсолютно глухой человек. Что ж, гуманно.



          Балет (если то, что происходило на сцене под волшебную музыку Глюка, можно так назвать) выдавал какое-то совершенно недосягаемое простому смертному глубокомыслие. Чтобы проникнуться хореографией этого спектакля, смотреть нужно было не на тела танцовщиков, а на их лица - вот где истинный смысл! Вот где истинное страдание ада, глуповатая улыбка рая и безудержное, граничащее с буйным помешательством, веселье финала! А тела...
          То ли нечем, то ли не знали как, а может быть, хореограф решил, что и незачем, выражать ими что-либо; танцовщики однообразно передвигались по сцене (особенно меня поразила глубина страданий и мучений в адском хороводе), явно раздражая поклонников барочной музыки своими нелепыми телодвижениями, облачёнными в безликие одёжи из ближайшего универмага.


          А чего стоят однополые пляски в финале спектакля! Моррис, не отличаясь, как известно, гетеросексуальной ориентацией, решил себя потешить, а заодно и гомосексуальную часть публики порадовать. Как говорится, искусство - в массы.

          Ну, а теперь - самое главное... Ну, вернее, то, что должно быть главным в опере, но что, по гениальной задумке сего великого постановщика, оказалось на задворках - пение.

          Опера, как известно, небольшая, и исполнителей-солистов в ней тоже немного - всего три: Орфей, Эвридика и Ангел.
          Партия Орфея, написанная для кастрата, в настоящее время исполняется женщинами, и в постановке Морриса её исполнила женщина-гора - Stephanie Blythe (меццо-сопрано), облачённая в безликие чёрные одежды, призванные, видимо, добавить ей мужественности. Пела хорошо, за что и была вознаграждена бурными аплодисментами зрителей, вызвавшими искренние слёзы благодарности на её напудренном лице. Единственным недостатком в её исполнении была абсолютная бесчувственность: в холодном, я бы даже сказала расчётливом ведении партии, нанизанном на актёрские штампы, не было ни тени искренности и правдоподобия, что особо непрятно сказалось на поцелуе Орфея и Эвридики. Я не против гомосексуальных отношений, тем более таких театральных и условных, но в данном случае, как мне показалось, обе женщины предпочли бы остаться подругами, нежели прилюдно изображать страсть главных героев. К-общем, к Stephanie Blythe симпатии, как к актрисе, у меня не возникло.
          Хороша была Heidi Murphy (сопрано) в роли Амура: рыжеволосая обаятельная кокетка, предвосхищающая счастливый финал. И даже отвратительный костюмчик, состоящий из розовой, сверкающей стразами, маечки, бежевых капри и обычных кроссовок с парочкой ангельских крыльев за спиной, не испортил общего впечатления от пения Heidi Murphy.
          Но настоящим праздником для моих глаз и ушей стала смуглая красавица - Danielle de Niese. Великолепно сочное, полное сопрано, обрамлённое мощным актёрским дарованием и роскошной копной чёрных вьющихся волос вызывал тонкие эстетические, на грани эротических, ощущения.



         Страстная, искренняя, невероятно красивая Эвридика в роскошное белом платье с длинным шлейфом настолько выбивалась из общей убогости спектакля, что на её фоне даже главный герой, при всех своих вокальных данных и внушительных размерах, выглядел тускло.

   

         А то, что Орфей пел свои арии под гитару, удивило, пожалуй, даже арфистку в слаженном оркестре под управлением колоритного James Levine. Её ведь не предупредили, что постановщик - весьма посредственный хореограф, претендующий на знание музыкального наследия. Поэтому, так Орфей и пел - неумело бренча на гитаре, из которой лились нежнейшие звуки арфы.

Технический кретинизм прекрасного пола

     Так уж получилось, что забирать сына со спортивной тренировки по японскому боевому искусству Ninjutsu  я приехала минут на 15 раньше условленного времени.

     При других, более сухих и не капающих с неба погодных условиях, я бы непременно отклеила своё бренное тело от сиденья машины, принявшего форму того, благодаря чему прославилась Венера Каллипига, и вдохнула бы несколько молекул кислорода в обмен на углекислый газ собственного производства, прогуливаясь по тихим вечерним улочкам.

     Но за окном шёл мелкий, противно моросящий дождь, под который приятно грустить разве что изнутри уютного салона машины под какаю-нибудь размазанную по стеклу пошленькую мелодию.

     Пошлить не хотелось. В попытке скрасить предстоящие 15 минут пустоты и скуки, достаю свой старенький, необнократно битый, побывавший даже в пасти овчарки, но верно служащий мне мобильный телефон. Звонить некому. Мне никто не звонит. А о том, как пользоваться всякими прибамбасами, до которых мне в принципе, нет никакого дела, никто не рассказал. Вот я и решила, что пришло, наконец, время разобраться, как работает мой телефон. Так сказать, отнестить со всей серьёзность к техническому прогрессу.

С увлечением мартышки дядюшки Крылова я принялась тыкать в светящиеся кнопочки.

Похожие друг на друга, как мыши в погребе, и совершенно неизвестные мне слова, символы и знаки сменяют друг друга в непостижимом для моего обделённого (в техническом смысле) ума, заданном алгоритме. Ску-ко-ти-ща! С отчаянным раздражением волка перед кучей желудей, продолжаю пудрить мебе мозги.

Ага, нашла!
     Вы не поверите! Мне предлагалось что-то совершенно невероятное. Можно посмотреть, как будут выглядеть надписи мерцающего экрана телефона на филиппинском языке. Чрезвычайно интересно. Трясущимся от волнения указательным пальцем, в предвкушении нового удовольствия, указую на цель.
     Представшее моему взору зрелище превзошло все мои ожидания!
     Невиданные доселе крючочки и палочки, заковыристые коряки-закоряки, переплелись между собой в причудливый, не поддающейся распутыванию, морской узел. Трудно поверить, что человек разумный способен разговаривать на таком языке. Фантазия, раздражённая светящимся экраном в вечерней темноте машины и филиппинскими загогулинами, переносит меня в солнечный рай загорелого морского побережья. Отчётливо вижу молодых, совершенно голеньких Адама и Еву, вбегающих в пенистую волну Филиппинского моря, облизывающего сладкую хрустящую карамель песчаного берега. Но больше всего меня удивляет то, что разговаривают они между собой телефонной филиппинской абракадаброй! Честно-честно. Узнаю телефонные закорючки.
     Я вас уверяю, что если когда-нибудь в жизни мне придётся окунаться в ласковые руки Филиппинского моря с молодым голеньким Адамом,  то я абсолютно уверена, что смогу достойно изъясниться с ним по-филиппински. Мы, взявшись за руки, шагнём навстречу солнцу и свободе, наши тела сплетутся в узел любви и...

 Но тут зазвонил телефон.
     - Кто говорит?
     - Муж.
     Просит перезвонить моей подруге, которая номер моего телефона уже, наверное в сотый раз, потеряла. А вот телефон моего мужа, по-видимому, забыть никак не может. Говорит, что-то важное (ясен пень, с точки зрения женщины).
     - Повесьте, пожалуйста, трубку.

     Эх, от изучения филлипинского языка оторвали. Делать нечего. Звоню....

     И тут до меня, недоделанного гения писательского пера, доходит, что ни перезвонить, ни вообще использовать телефон по его прямому назначению, я не смогу, пока не осилю инструкцию к телефону на филиппинском! Вы, конечно, понимаете, что проблема совсем не в языке, а в инструкции. Топорные произведения технической литературы слишком грубы для моего тонкого, изящно инкрустированного художественного восприятия.

     Прервав хрупкую цепочку логических мыслей боевым кличем японских самураев, мой Ninja влетает в машину. Пора ехать домой – сдаваться на посмешище мужскому интеллекту. Всю дорогу, сочиняя опус о собственном техническом кретинизме, вполуха посвящаюсь в тайные техники японского боевого искусства. 

      Как же весело они хохотали надо мной! На грохочущий хохот в басовом ключе даже Ральф, грозная овчарка чистой арийской крови, за особую нежность и привязанность ко мне, единственной женщине в нашем патриархатном семействе, ласково-насмешливо прозванный Фуфиком, разразился заливистым лаем.
     Конец истории был скучен и в художественном смысле не представлял никакого интереса: нашли давно затерянную в тёмных глубинах письменного стола инструкцию к применению, и, следуя пошаговым объяснениям, вернули телефону родной янглийский. Торжественно вручили мне телефон (хоть бы бантом перевязали, ей богу) и сторого-настрого наказали прочитать инструкцию к применению.
     Но я её так и не осилила.
     А зачем, когда вокруг меня такое количество сильных мужчин, прекрасно разбирающихся в технических вопросах?

     В конце концов, нужно ведь иногда давать мужчинам шанс хоть в чём-то превосходить нас, женщин?

 

Виртуальная коллекция живописи "Балетный мир Эдгара Дега". Часть 1 "Спектакль"

Бывают такие минуты в жизни, когда нестерпимо хочется КРАСОТЫ. Увидеть, почувствовать, расствориться в её целительной силе, глотнуть воздуха утончённой эстетики, зализать раны, нанесённые грубой реальностью. Именно для таких приступов "художественного голода"  я начала коллекционировать картины.
В моей виртуальной коллекции живописи более 80 работ французского художника Эдга́р-Жермен-Илер де Га,  или Эдрага Дега  (1834-1917), одного из самых выдающихся представителей импресионизма, посвященных балету.



С нескрываемым  удовольствием разделю с вами, друзья,  своё восхищение прекрасным полом в пачках Дега.
 
Collapse )

Любым исправлениям и дополнениям к коллекции буду признательна.


Накануне премьеры

В воскресенье всё закончится...
Занавес закроется, зрители разойдутся, погаснет свет, декорации разберут, актёры снимут грим.
Затем пресловутый банкет, стандартные тосты, пьяные танцы, пожелания новых успехов.
Опустошение...
  • Current Music
    Шум дождя за окном