Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Проблема взаимопонимания...

Это очень сложная проблема, решать которую, безусловно, нужно, но только никто не знает как...
Речь идёт о проблеме общения и взаимопонимания между двумя мирами: миром, производящим знания и миром, этими знаниями пользующимся.

Оксфордским университетом предпринята интересная и полезная для обеих сторон попытка эту проблему решить.
Эксперты "Cochrane Collaboration" изучают и отбирают лучшие клинические исследования, обобщают их в стандартной форме, распространяют информацию с помощью электронных систем и вносят, по мере необходимости, коррективы в созданную информационную базу. Доступ к базе данных Cochrane Collaboration открыт для всех желающих (не уверена, что доступ бесплатен для жителей России, но для жителей Австралии, Англии, Ирландии, Новой Зеландии, Индии, Южной Африки, Польши и некоторых областей Канады доступ бесплатен, т.к. правительство этих стран платит за лицензию). Т.е., для того, чтобы получить максимально полный обзор опубликованной литературы по определённому вопросу (имеются ввиду клинические медицинские исследования), любой желающий может обратиться к этой базе данных и быть уверенным, что информация, которая в ней содержится, написана высоко квалифицированными людьми в своей области и прошла несколько этапов качественной проверки.
Чем хороши обзоры и чем они отличаются от оригинальных публикаций?
Во-первых, в обзоры Cochrine Collaboration попадают только самые качественные исследования, а во-вторых, обзоры не испугают вас статистическим анализом или подробным описанием использованных методов - в обзоре вы найдёте только результаты, причём описанные не сухим языком статистики, как принято это делать в оригинальных статьях, а на нормальном человеческом языке. Специальной терминологии, конечно же, не избежать, но её пытаются сократить по максимуму, оставляя только то, без чего исследование потеряет смысл.
По личному опыту общения с этой базой данных скажу, что она ни разу меня не разочаровывала - информация в систематических обзорах всегда свежайшая, максимально полная и грамотно представленная.

Cochrane Collaboration также разработала свою программу RevMan (Review Manager) для того, чтобы оптимизировать сложный процесс написания литературного обзора. Программа в свободном доступе (опять же, для стран из списка выше). Полезна будет также студентам (медики, биологи, психологи... и не только), которым нужно сделать обзор литературы. Умение пользоваться этой программой особенно ценно, если вы в своей профессиональной деятельности планируете заниматься исследованиями, потому как, несмотря на то, что вам придётся потратить некоторое время на её изучение, оно будет с лихвой компенсировано при написании самой работы.

Я пока на стадии изучения этой программы, но, не понаслышке зная, как сложно не потеряться в потоке современной литературы и написать comprehensive review высокого уровня, уже сейчас просто в восторге от этой находки. Программу можно использовать как в своих личных целях, так и для написания обзоров непосредственно для Cochrane Collaboration с последующей их публикацией в этой базе данных. Я, конечно же, проявила свой интерес и подала заявку на написание и публикацию обзорных статей по определённым, интересующим меня темам в рамках Cochrane Collaboration. Эти публикации имею высокий рейтинг и очень красиво смотрятся в научном СV.

Поэтому, если вам интересно узнать, что, к примеру, было исследованно на тему "влияние кофеина на организм", или "чем полезен рыбий жир", или "методы диагностики астмы" или вообще любого вопроса, касающегося здоровья и каковы были результаты этих исследований, одно из наиболее авторитетных мест - это библиотека Cochrane collaboration.

Жан Бордийяр "Симулякры и симуляция"

Впервые на русском!
Перевёл загадочный энтузиаст, не желающий раскрывать своё имя.



Аннотация.
Эта книга последнего крупного философа современности Жана Бодрийяра получила широкую известность благодаря культовому фильму "Матрица", где она не только цитируется, но и мелькает в кадре. Вплоть до недавнего времени русскоязычная публика была лишена возможности ознакомиться с Библией Матрицы, как "Симулякры и симуляцию" окрестили журналисты. Но до сих пор по загадочным причинам неизданная книга теперь доступна каждому. 

Однако сам Бордийяр утверждал, что "Матрица" неправильно понимает и искажает его работу.
 
Книга лежит у переводчика в ЖЖ - http://exsistencia.livejournal.com/9726.html

Маленький Принц. Часть 3. Объясняющая.

Пора, наконец, объяснить, что это за Маленький Принц такой и почему именно он.
Последние месяцы моей беременности были очень рукоблудными. Как там у Михалкова: "Под спинку - перинку, под перинку - простынку, под ушки - подушки, одеяльце на пуху и платочек наверху". 
Швейная машинка и яркие лоскутки ткани - это всё, что мне нужно было для счастья в эти долгие последние недели. В результате, большая часть Ванюшкиных пелёнок-распашёнок сделаны мамиными любящими руками.
Но этот проект создавался совместными усилиями всей семьи: Юрка помогал делать Принца, Лёша - рассыпать звёзды, папа - писал по-французски, а я дирижировала этим слаженным оркестром. В результате, у Ванюши над кроваткой появилась вот такая картинка:



Как вы уже догадались, это иллюстрация к сказке Экзюпери "Маленький Принц". Моей любимой сказке.
Много лет мечтала поставить спектакль о Маленьком Принце. Не так, как уже поставили и сняли десятки режиссёров. По-своему. Как автобиографическую сказку о самом Экзюпери. Спектакль виделся пронзительно нежным и по-детски наивным, но физически сильным и бездонно глубоким. Жёлто-синим.
Мечта сбылась. Не буквально, но на уровне ощущений. Прекрасная сказка о Маленьком Принце добротно  поставлена, блестяще сыграна и будет согревать меня своим тёплым дыханием всю жизнь.
Мечта воплотилась в реальность - у меня теперь есть свой собственный, ежедневно осязаемый и безумно обожаемый Маленький Принц.
 

Его Высочеству 6 дней
 
А театр... Чем взрослее становлюсь, тем ярче осознаю, что сцена - это арена непрожитых страстей. Сцена сублимирует чувства и эмоции, которых не хватает в жизни. Режиссёр, он всегда с открытым забралом - по поставленным произведениям можно диагноз ставить. Я больше не хочу быть публично четвертованной.
Я буду нянчить своего Маленького Принца.

Кодзиро Сэридзава "Умереть в Париже"

Иногда, читая книгу, я записываю некоторые понравившиеся фразы, интересные факты, новые для меня имена. Эта же книга не оставила ни одного следа в моём блокноте случайных мыслей. Она целиком вошла в меня, не захотев оставить после себя ни строчки.

          Как бы не было мне грустно расставаться с Кодзиро Сэридзавой, но пришла ему пора возвращаться в библиотеку. Положила в сумку дорогую сердцу книжку, и поехала. Всю дорогу в голове была такая ясная пустота, что не хотелось нарушать её ничем, даже с самого утра звучащим первым фортепианным концертом Чайковского.
И вот, двери в библиотеку перед нами почтенно раскрылись, как вдруг, совершенно неожиданно для себя, я разворачиваюсь прочь и быстрым, не свойственным мне шагом, иду ближайшую кофейню (хотя кофе предпочитаю пить дома); заказываю чашку крепкого кофе и ручку. Затем сажусь в самый отдалённый и интимный уголок, отыскиваю в сумке завалявшийся конверт от какого-то счёта и на свободном от штемпелей месте записываю мгновенно найденный отрывок из середины книги.
Зачем?

К этой мысли я пришла своим собственным путём давно. Она не стала для меня откровением или открытием, но есть такие книги, которые живут своей собственной жизнью.
Поэтому мне ничего не остаётся, как с глубоким почтением к господину Сэридзаве передать его, такие простые, чистые, но вместе с тем мудрые слова, записанные на старом конверте под аромат свежесваренного кофе.

"Любовь не возникает сама собой, её нужно создавать. Даже любовь матери и ребёнка является результатом мучительных усилий, а уж тем более супружеская любовь, она даётся ценой многолетнего самоотверженного труда.
... Брак - это вовсе не завершение любви, а её начало, это только исходный момент в создании шедевра, который именуется семейной жизнью. Никто не видит, сколько сил и самоотверженного труда, сколько мучительной борьбы стоит художнику создание шедевра. И столько же сил и труда надо затратить, чтобы процесс создания супружеской любви увенчался успехом."

Кодзиро Сэридзава "Умереть в Париже"

Харуки Мураками "Кафка на пляже"

До середины неслась галопом, испортив при этом ужин, оставив собаку без прогулки, не высыпаясь и, практически, голодая.
Странице к четырёхсотой с ужасом поняла, что осталось меньше, чем прочла. Замедляю темп, стараясь забыть о методах скорочтения, после каждой главы закрываю книгу и наматываю круги по дому, в надежде, что подвернётся какое-нибудь увлекательное занятие. Но опять возвращаюсь к зовущей книге.
И каждая следующая глава кажется короче предыдущей, а каждая новая строка - короче уже прочитанной.

     Эти 637 страниц печатного текста - погружение в мой собственный мир, вынырнуть из которого - задохнуться.
 
     Буквы заканчиваются с невероятной скоростью...

...Мёртвые люди, собой утомлённые... (З. Гиппиус)

Предпочитаю молчаливое одиночество. Каждая попытка общения ранит осознанием, что  хочу обратно, в свою раковину. Всё сложнее поддерживать бесмыссленные разговоры ни о чём. Сложнее скрывать равнодушие к происходящему.
Может, я схожу с ума? Или, всё-таки, попахивает мертвечиной?

Изобличаю, разоблачаю и облачаю в веру свою.
Серые лики в полночь сличаю и посвящаю небытию.


Томик Толстого

Читаю и перечитываю снова зачитанного до дыр Толстого. Мне память вырезала на сердце метку, когда мою тушку посадили в клетку и дали в лапы томик Толстого, зачитанного до дыр в груди размером больше, чем дней впереди осталось. Казалось, что совсем малость, а оказалось, что больше, чем нужно для того, чтобы снова осилить томик Толстого.

Литературная группа ЁПС: Ерофеев, Пригов, Сорокин

Никогда не зналась с московским литературным андерграундом, названным теперь постмодернистким концептулизмом - жизнь миловала.  Намедни наткнулась. Нахожусь в культурном (или, в антикультурном) шоке. Что с этим делать?! Как с этим жить?!

Everything and Nothing




Хорхе Луис Борхес

Everything and Nothing

 

        Сам по  себе  он  был  Никто; за  лицом  (не схожим с  другими даже  на скверных  портретах эпохи)  и несчетными,  призрачными,  бессвязными словами крылся лишь холод, сон, снящийся никому.

     Сначала ему казалось, будто все другие люди такие же, но замешательство приятеля, с  которым он попробовал заговорить о своей пустоте, убедило его в ошибке и  раз  навсегда  заставило  уяснить  себе, что  нельзя отличаться от прочих.  Он думал  найти  исцеление в книгах,  для чего  -  по свидетельству современника - слегка подучился латыни и еще меньше - греческому; поздней он решил,  что   достигнет   цели,  исполнив   простейший  обряд  человеческого
общежития,  и  в долгий июньский  день принял  посвящение  в  объятиях  Анны Хэтуэй.

    

Collapse )